Как делать бизнес на стройке, занимаясь ее сопровождением?

28.01.2021by ceis

На SNTAT вышла статья о нашем предприятии.

Ссылка: https://sntat.ru/news/business/01-12-2020/kak-delat-biznes-na-stroyke-zanimayas-ee-soprovozhdeniem-5789149

На этот раз спикером делового блога Руслана Абдулнасырова стал коммерческий директор Проектного изыскательского института «Центр экспертиз и испытаний в строительстве» Руслан Галиуллин.

В разговоре с автором блога Галиуллин рассказал, насколько масштабно контролируется каждая стройка вне функций государственного надзора. Этот нишевой бизнес включается в цепочку на самой ранней стадии, еще до проекта определяет допустимую этажность дома и саму возможность строительства в выбранном месте.

«Даже если в бетон залито инородное тело, мы его найдем»

– Руслан, я знаю, что ты сын собственника института. Получается, у вас семейный бизнес?

– Мы с отцом ведем разные направления, скорее как партнеры.

– Расскажи о вашей функции в цепочке строительных работ. Она начинается с вас?

– Да, мы заходим на территорию, когда никаких признаков будущего строительства еще нет. Сначала занимаемся геологией, помогаем определять вид фундамента. Потом приступаем к мониторингу зданий вокруг новой площадки — исследуем их текущее состояние, чтобы выяснить, как на них повлияет стройка. Наша функция — контроль качества строительных работ, а за их соответствием со стороны государства следит Госстройнадзор.

– Но вы к госуслугам не имеете отношения, верно? «Институт» в названии — это просто маркетинговый ход коммерческой организации?

– По факту мы — ООО, это верно, но мы проводим как полевые, так и лабораторные исследования. Это не просто громкое название. На нашей базе проводятся научные опыты, готовятся диссертации, проходят практику студенты не только строительного университета.

– Наверное, нужны годы работы, чтобы тебе доверили контроль над крупным объектом?

– Безусловно. Люди в этой сфере обращаются только к проверенным исполнителям, потому что ответственность большая. Через нас сейчас проходит порядка двадцати крупных объектов в месяц.

– И какой у вас оборот при таких объемах?

– Валовой доход — 2-3 миллиона в месяц, маржинальность составляет около четверти этой суммы.

– Кто ваши заказчики?

– Строительные компании, в числе которых «Унистрой», группа «Ак Барс», СМУ-88.

– Перечисленные компании весь объем исследований отдают вам?

– Не всегда, у нас тоже есть конкуренты. В Казани 5-10 компаний способны закрыть под ключ и лабораторию, и полевые обследования.

– Велик ли спрос?

– Да, довольно большой, ведь стройка есть всегда. У нас вообще стабильный бизнес, без особой сезонности.

– Как вы работаете, получив подряд? Сами приезжаете на объект, делаете свои замеры и потом предоставляете их заказчику?

– Да, мы появляемся на объекте по утвержденному графику. Часть обследований проводим на месте, потому что в лабораторию все не увезешь. В полевых условиях мы используем неразрушающий метод — не лабораторный, но достаточно точный. Специализированное оборудование позволяет, к примеру, проверить бетон на прочность, установить его марку. Георадар дает представление о внутреннем наполнении любого материала. Даже если в бетон залит труп, мы его найдем. Кроме того, все здания, особенно высотные, имеют свою частоту колебаний — мы замеряем эти колебания на соответствие заявленным характеристикам. Выявляем толщину перекрытий и их защитного слоя, состав, расположение арматуры. На стройке множество материалов, которые необходимо подвергать испытаниям.

– Вы проводите такие обследования на каждом объекте?

– Такие всеобъемлющие — как правило, на высотках, но в любом случае и неразрушающий метод, и лабораторные испытания требуются на каждом объекте.

– Сколько стоит полное обследование?

– На крупном объекте — от 100 тысяч рублей.

«Везут материалы не только со строек, но и с заводов-изготовителей»

– Лаборатории у вас в собственности? Выглядят как-то по-советски.

– Помещения в аренде, а оборудование в собственности. Интерьер в нашем деле не важен — мы вкладываемся в оборудование, чтобы работать со всеми параметрами материала. К примеру, спектрометр стоимостью миллион рублей определяет химический состав металла по парам, выжигая его. Чтобы при этом ничего не взорвалось, мы используем в спектрометре аргон.

– Сколько стоит такой анализ?

– От 15 тысяч — в зависимости от поставленной задачи.

– Расскажи, пожалуйста, о других тестах с ценами.

– Испытание арматуры на растяжение стоит около 3 тысяч за образец, но средний показатель выводится по трем экземплярам. Растягиваем их, пока не лопнут. Это происходит при давлении около 8 тонн. В соседней лаборатории исследуем грунт — получаем его основные характеристики, физико-механические свойства. Мы ведь занимаемся и геологией, в том числе для частных заказчиков, а сейчас все строятся красиво и первым делом выясняют, какой фундамент подойдет к грунту. Мы бурим на объекте, испытываем грунт в лаборатории и даем полную картину: наглядно показываем и рассказываем, какой фундамент на таком грунте лучше использовать. Испытываем также воду: добавлением химических элементов создаем разные среды и так узнаем, насколько агрессивно поведет себя вода с участка по отношению к бетону, скрытому под землей. Все это очень важно, поскольку фундамент — основа строительства и большинство проблем начинаются именно с него. Сам бетон испытываем на сжатие: берем образцы и определяем нагрузку, при которой бетонные кубики разрушатся.

– И при какой нагрузке он должен сломаться?

– Зависит от марки бетона. Допустим, определенная марка должна выдерживать давление до 33 тонн. Если разрушается при меньшей нагрузке, значит, завод поставил продукцию не соответствующего качества.

– Частники тоже привозят бетон на проверку?

– Физлица составляют 20-30% нашей клиентуры. Сейчас люди часто сомневаются в качестве. Мы стараемся выкраивать время для частников, отрабатывать их оперативно, но иногда бывает, что испытания обходятся дороже самого продукта, и когда человеку это объяснишь, он отказывается.

– Почем берете за один кубик?

– Грубо говоря, 500 рублей за партию, испытывается, как правило, не один кубик, потому что нужно получить несколько характеристик. К нам везут материалы не только со строек, но и с заводов-изготовителей — те, которые планируется пустить в производство.

– Вижу, вы тут кирпич утопили. За что так с ним?

– Этот кирпич проходит испытание на морозостойкость, первый этап. Сначала идет цикл водопоглощения, потом — цикл морозилки. Есть также другой метод, который экономит много дней: если положить кирпич в морозилку при минус 50 градусах после соляной ванны, для полноценного анализа достаточно трех дней заморозки.

– Интересно, вас привлекают в качестве экспертов на судебные процессы?

– Да, судебными экспертизами мы тоже занимаемся, я и лично аккредитован в этой области. При этом результаты строительной экспертизы предоставляются в суд.

Заявка на обратный звонок

Связаться с нами